Книги

Книга "Цицерон.Мастер публичных выступлений и презентаций. Или роман об истинном римлянине".

 29 января 2016 года  состоялась презентация  I Тома бизнес-романа о Марке Туллии Цицероне.

 

Трейлер к выходу книги

 


     Друзья, меня как историка всегда интересовал  увлекательный период Римской Республики  во времена правления Диктатора Суллы, жесткой и бескомпромиссной борьбы за власть между "Всадниками" и Сенаторами, Плебеями и Патрициями.  А какие личности "вплелись" в эту нить истории! Помпей Великий, Юлий Цезарь, Октавиан. Задумывая эту книгу, я постарался совместить и бизнес и роман и историю. Вам ведь было бы скучно читать только о бизнес инструментах связанных с презентацией и публичным выступлением? А представьте, если все эти такие нужные для любого руководителя и бизнесмена навыки окутаны историческими событиями, человеческими страстями и интригами.

    Как вы думаете, кто будет главный герой? Правильно. Ярчайший  публичный  оратор и политик  тех времен Марк Туллий Цицерон. Я не буду претендовать на 100% достовореность исторических событий. В книге будет все как в жизни: правда и вымысел, ложь и намек. Мне показалось интересным рассказать о Цицероне как о простом человеке, со всеми достоинствами, страстями  и недостатками. 

    Данная книга будет полезна: Собственникам бизнеса, руководителям всех рангов, всем кто по роду своей деятельности выступает на конференциях, совещаниях, да и в принципе любому человеку, кто стремится к  развитию и самосовершенствованию. Если для Вас любознательность и стремление к знаниям  и навыкам является жизненной необходимостью, то вы НАШЛИ СВОЮ КНИГУ.

    Представьте!  Вы о чем-то рассказываете, а люди плачут, смеются и все это сотворили Вы! Вы заканчиваете свое выступление, а Вам рукоплещет зал и кричит "Браво".

    Вы презентуете новый проект.  Огромная конкуренция, так как это тендерные продажи. Одиннадцать  Компаний претендуют на контракт. И о чудо! Выбирают именно Ваш проект!!!! Почему?? Только лишь потому, что Ваша презентация была самой яркой, убедительной и эмоциональной!

Эта книга - ваш золотой волшебный ключик к успеху. Давайте пройдем Ваш путь к успеху вместе...


 
Отзыв одного из читателей...
 
Друзья, хочу поделиться с вами новостью! Мы продолжаем представлять в нашем пространстве (club telo) книги от автора. И так, встречайте " Цицерон  - Мастер публичных выступлений».  Автор, мой друг, Василий Князев. Василий, ведущий многочисленных тренингов, поэт, писатель. Человек, излучающий стабильность, уверенность и всегда великолепный собеседник. Представленная книга поддержала меня как раз во время выборов 2016 года, во время продолжающейся экономической перезагрузки в нашей прекрасной стране. Думаю, она будет полезна людям публичным, общественным деятелям, руководителям ... людям, кому необходимо выступать в различных аудиториях. Написана и изложена легко, читается быстро, исторические факты " Римской империи ", художественные приемы и учебное пособие для спикеров - гремучая смесь.
 
Олег Телятников.

 

  К сожалению тираж книги  всего 1000 штук.

 Записывайтесь сейчас на приобретение  по телефону +7(343) 345-92-45; 36-110-46

Пишите info@v-knyaz.com


 

 Несколько глав из  книги... 

Глава 1. Благословение Юпитера. (Часть I. Арпинум).
 

 «Не знать, что случилось до твоего рождения,

– значит всегда оставаться ребенком.

В самом деле, что такое жизнь человека,
 если память о древних событиях
 не связывает ее с жизнью наших предков?»
 
Марк Туллий Цицерон.
 
 
Начало пути…
 
3 января 106 г.д.н.э. на третий день после новогодних календ в усадьбе своего деда около речки Фибрен  неподалёку от маленького провинциального римского   городка Арпин (что в 150 км от Рима)  в семье «Всадников» родился мальчик.  Вот уже несколько дней  было очень холодно и дул жуткий ветер, звуком, напоминающим дикие варварские племена  в разгар  атаки на Италию. Но, почему-то 3 января внезапно выглянуло яркое солнце и  осветило своим лучезарным светом всю землю,  и как будто сам Юпитер величаво  покатил  на золотой колеснице  по голубому небосводу. Что это? Может знак судьбы?  Знак сверху от богов с Олимпа?
Перед  рождением малыша   кормилице явился призрак во всем белом и радостно улыбаясь , молвил: «ты  выкормишь  великое благо для Рима».  О чем она не преминула рассказать своей хозяйке. Мать мальчика Гельвия родила его легко и без страданий. Это был первенец - наследник. Отец  Марк   был несказанно счастлив. Обнимая свою жену, он воскликнул: «Клянусь камнем Юпитера, мы дадим сыну достойное образование, и он прославит наш род!»  А Гельвия смотрела то на мужа, то на младенца и счастливо устало улыбалась.
Так появился на свет Марк Туллий Цицерон.
Детство.
 
Доход семьи Цицеронов для тех времен и той сельской местности был довольно приличным, что позволяло им достойно жить, содержать небольшое  поместье и несколько десятков рабов. Отец Марка интересовался литературой, пытался писать различные сочинения. Мать Гельвия была из достойного рода, женщиной весьма благопристойной и образованной. 
В то время, в обслуге среди рабов большинство были греки. Один из таких и стал первым дошкольным учителем маленького Цицерона.  Звали его Диодот.
Ранним утром  в возрасте 5 лет  Цицерон подошел к взрослым (это были рабы) и стал с любопытством  прислушиваться к их речи. Он не мог понять ни одного слова. На Латинском языке  Марк уже свободно говорил и знал много слов, что приводило в восторг его близких. А малышу это давалось  легко, словно при рождении его поцеловала сама Богиня Камена покровительница наук, искусства и поэзии. Любознательность и жадность к знаниям была второй натурой Цицерона. Поэтому он приблизился к самому красноречивому из них и дернул за Тогу. Это был греческий раб Диодот. Он был древнегреческим философом и стоиком. Но, увы, и  его когда-то захватили в рабство. А в то время в Риме было модно держать дома «ручного» философа. Раб поклонился  малышу и спросил на латинском:
- Что желает маленький господин?
Марк улыбнулся и ответил:
-Хочу научиться говорить на твоем языке. Что это за язык?
- Греческий. Ответил Диодот.
- Если твой отец освободит меня от работ в поле. То я с удовольствием займусь с тобой  изучением греческого. Сказал раб. Марк  с серьезным видом кивнул ему и побежал искать своего отца.
Отец сидел в саду, в котором сладко пели соловьи, в воздухе повис сочный запах персиков  и пытался писать очередное свое  литературное произведение. Увидев сына. Он протянул ему на встречу руки и усадил к себе на колени.
-Пап, произнес маленький Цицерон.
- Хочу выучить еще до начальной школы греческий, чтобы в школе быть лучшим учеником.
Отец удивленно поднял брови и в восхищении произнес:
- Марк, ты меня все время постоянно удивляешь. Ведь это твое детство, ты бегал бы носился и играл на природе со своим младшим братом Квинтом, а ты уже думаешь о будущем. Эти мысли не всегда приходят в голову взрослым, не то, что ребенку. Проговорил отец.
- Отец. Серьезно сказал малыш, надув свои щечки.
- Помнишь, как ты мне рассказывал, как при моем рождении поклялся матери, что я прославлю наш род?
-Конечно, помню, ответил отец.
-Что ты от меня-то хочешь? Продолжил отец.
И юный Цицерон, уже тогда будучи дипломатом, ласково посмотрел в глаза отцу, прижался к нему и произнес:
- Пусть раб Диодот  будет моим учителем, а ты освободишь его время для занятий со мной. Произнес будущий вундеркинд.
-Всего-то? Улыбаясь, спросил отец.
- Все. С завтрашнего дня – ты начинаешь учить греческий. Чтобы к семи годам, когда ты пойдешь в школу, греческий ты освоил. Притворно строго сказал отец.
-Да!Да!Да! Обещаю! Малыш в восторге побежал сообщать радостную новость Диодоту.
Диодота  он застал, собирающимся идти  работать на поле.
-Диодот! Все – теперь ты принадлежишь мне! Я твой господин – и теперь ты меня будешь учить греческому. Крикнул маленький Марк.
Диодот  расцвел и заулыбался. Работа в поле была очень трудной и в палящий зной и в ненастье нужно было  удобрять землю, пропалывать сорняки, собирать урожай. А теперь вместо этого, он становится учителем, и его жизнь значительно станет легче.
-Спасибо большое, произнес растроганный раб. Я обучаю тебя всему, что знаю сам.
- Завтра утром в восемь утра я жду тебя в своей комнате. Сурово приказал малыш.
-Слушаюсь и повинуюсь, произнес счастливый Диодот.
И с того дня юный гений начал прилежно изучать греческий с утра и до глубокой ночи по трудам и произведениям Великих греков: философов, историков, таких как: Гомер, Аристотель, Платон, Геродот.
Его прилежность, феноменальная память и работоспособность ( это в возрасте 5-7 лет) приводила в восторг всех домочадцев и конечно, особенно его учителя Диодота.
Мальчик не просто учил буквы, звуки, он пытался досконально  понять, почему именно так, а не по- другому,  и все время требовал разъяснений от своего учителя. А тот охотно ему все объяснял, удивляясь дотошности, маленького мальчика.
Так прошло два года.
В феврале 99 г. Маленький Цицерон решил удивить своего отца и мать, а также всех домочадцев и блеснуть знаниями греческого. Для этого он подговорил Диодота уговорить прийти одного известного грека Вольноотпущенника (который содержал начальную школу для детей) в их поместье, чтобы во время обеда на  виду у всех своих родных и близких пообщаться на чистом греческом с этим Вольноотпущенником.
Настало время обеда. Отца предупредили, что придет по какому-то делу этот грек, но с какой целью никто не сказал. И вот началась трапеза. И вдруг,  маленький Марк начал на чистом греческом вести диалог с Вольноотпущенником (и это в возрасте 7 –то лет!) Отец, мать все замерли, перестали, есть и в удивлении уставились, то на сына, то на грека. Так продолжалось пять минут.
Через пять минут Вольноотпущенник встал, подошел к маленькому Цицерону, поклонился и молвил всем присутствующим:
-Я потрясен. Ваш сын не просто знает греческий, он знаком с трудами Геродота, Гомера, Аристотеля, Платона и мы даже обсудили некоторые спорные моменты.
- Я много видел детей, но такого одаренного вижу первый раз.
-Мальчик – тебя ждет Великое Будущее, и я буду рад обучать тебя и другим наукам в своей школе.  Добавил Вольноотпущенник.
Вся семья, родные начали аппладировать, а маленький Цицерон встал и начал величаво кланяться. Да…Тщеславие у маленького Марка уже было, но ведь положа руку на сердце, скажите друзья, если бы это был Ваш ребенок – вы же гордились бы им?
 Это были первые аплодисменты маленького Гения,  и сколько их еще будет в его жизни…

 
 
 
Глава V«В защиту Секста Росция из Америи». (Часть IV. Кровавое время..)
  
«Преступные желания есть верх несчастья.
 
Менее прискорбно не получать того, что желаешь,
 
чем достичь того, что преступно желать».
 
Марк Туллий  Цицерон.
 
 
Первым делом Цицерон написал письмо отцу в Арпинум с просьбой отдать ему в услужение раба Тирона, так как Диодот стал совсем стар и почти ослеп, в силу чего ему стало крайне сложно быть помощником Цицерону в делах. Тирон родился в поместье Арпинума от брака двух рабов:  грека и красавицы финикийки. От своего отца он унаследовал ум и тягу к знаниям, от матери красоту. Огромные глаза и черные кудри юноши свели с ума всех местных рабынь, да и не только их. В детстве Цицерон особо не обращал внимания на Тирона. Они хоть и были ровесниками, но слишком был разный их социальный статус. За несколько лет до отъезда в Рим, в 91 году, отец обратил внимание на смышленого юношу и, освободив его от части работ, позволил выучить математику, философию, греческий. А также обучил финансовой грамотности для того, чтобы, когда он отсутствовал, тот мог его заменить в управлении поместьем. Поэтому, когда они с сыновьями засобирались в Рим, отец со спокойной совестью оставил свое хозяйство на попечение Тирона. Все его знакомые были удивлены и поражены.
Как! Ты доверяешь какому-то рабу?А если он что-то натворит или украдет?
 На что отец им отвечал:
 
Обмануть может и вольноотпущенник или даже свободный гражданин. Дело не в статусе, а в моральных качествах и воспитании. А воспитал я его хорошо. И уверен в нем, как в самом себе. К тому же он смышленей и расторопней всех моих слуг и домочадцев вместе взятых.           И это действительно было правдой. Поэтому, получив письмо от Цицерона с просьбой одолжить ему Тирона на время, отец расстроился, и хотел было сначала ему отказать. Но потом, поразмыслив и  в большей степени пожалев сына, решил пожертвовать своим лучшим слугой. Да.…  Очень часто наши родители отдают нам  самое лучшее, что у них есть.
Спустя два дня Тирон прибыл в дом на Эсквилине. Слуга взял его вещи и проводил в  маленькую комнатушку около спальни Цицерона. Напоследок он ему сказал:
У вас есть пять минут, чтобы привести себя в порядок и прийти в таблинум, где Вас ожидает хозяин.
Через  несколько минут Тирон постучал в таблинум и, услышав,  «войдите», зашел внутрь.
В это время в комнате находились Цицерон, его верный спутник Диодот и младший  брат Квинт. Цицерон отметил про себя привлекательную внешность молодого Тирона и учтивость, с которой тот поклонился и предложил тому сесть, что было совсем неподобающе для раба. Неслыханное дело! Сесть! Когда господин сидит! Где это видано!? Цицерон  был  чрезмерно демократичен в общении с рабами, в чем не раз  упрекали его друзья.
 Тирон в ответ на предложение поклонился и произнес:
Хозяин, я очень признателен за такую честь, но прошу дать мне возможность остаться стоять. Я очень уважаю и ценю Вас и вашего брата и не хотел бы так фамильярничать.
Каков молодец! Как тебе воспитание? А, брат? заулыбавшись, произнес Квинт.
Да… Молодец,  поддержал Квинта и Диодот, будучи уже вольноотпущенником  Цицерона.
-Мне приятно, Тирон, что ты так воспитан. Но довольно любезностей. Предстоит много работы,  быстро проговорил Цицерон. Я берусь за опасное дело по защите Секста Росция, обвиняемого в отцеубийстве.  Его обвинитель – Хрисогон,  любимец Суллы. Поэтому мне нужен верный, смышленый  и энергичный помощник для рутинной работы. Диодот как ты видишь, уже стар и не успевает выполнять все мои поручения. Тебе будет необходимо  много записывать за мной, собирать материалы, приводить свидетелей, сопровождать меня на заседаниях, решать организационные проблемы и т.д. и т.д. Ну что, справишься? Ты видишь, как я осунулся от усталости,  работая от рассвета  и до заката и в зной, и в дождь,  и Цицерон показал жестом  на свои мешки под глазами.
Тирон, мне нужен человек, который избавит меня от всех выше перечисленных хлопот. Так ты готов? и Цицерон пристально и оценивающе посмотрел прямо в глаза молодому рабу.
Хозяин, я не просто готов. Я счастлив. Я горд, что Вы меня выбрали в качестве своего секретаря и помощника. Я, конечно, очень люблю вашего отца, и мне жаль было его покидать. Но.… Здесь я сделаю все, чтобы быть Вам полезным и облегчить вашу жизнь.  Поэтому еще раз огромное спасибо, и Тирон приблизился к Цицерону, стремясь поцеловать его руку, тот отдернул ее и проговорил:
Тирон, не люблю я этого. Да, ты мой раб и принадлежишь мне. Но я не хочу, чтобы ты целовал мне руки.  Выполняй достойно свою работу и  будешь вознагражден. Поэтому вот тебе первое поручение:  возьми двух рабов для охраны важного свидетеля Секста младшего  и тайно вечером приведи его ко мне из дома Цецилии, где он укрывается до суда. И помни, Секста враги хотят убить, поэтому будь крайне осторожен.
Благодарю хозяин. Клянусь богами!!!  Вы никогда не пожалеете, что взяли меня к себе в услужение!пылко произнес Тирон.
Посмотрим, посмотрим,  проговорил Цицерон. Забегая вперед, признаем:  Тирон сдержал свое обещание.
Цицерон как всегда основательно подошел к подготовке. Он побеседовал с Секстом - сыном, удостоверившись в его невиновности. Съездил вместе с ним и Тироном в Америю. Собрал свидетельские показания с соседей по поместью о том,  что сын Секст был в Риме на момент убийства. Сделал копию с постановления 10 декурионов1, в котором они просили Суллу разобраться в произволе по отношению к сыну такого почтенного гражданина. Выяснил, что долгов ни у сына, ни у отца не было. Их совместное управление 13 поместьями процветало. Отношения между отцом и сыном были прекрасные.
Со слов старейшин декурионов Америи  составил психологический портрет  Секста младшего. По их  мнению,   нет более человека порядочного, нравственного и трудолюбивого во всей Америи. Побеседовал даже с домочадцами и слугами, которые в один голос утверждали, что их хозяин «самых честных и строгих правил». Ведет жизнь сельскую и благочестивую. Пирушки не любит, а в Рим ездит крайне редко. К тому же хороший семьянин и прекрасный хозяин.
Получив столь нужную и важную для себя информацию, Цицерон, спустя почти  два месяца  прямо перед майскими календами вернулся в Рим. В этой поездке огромную помощь ему оказал его новый слуга Тирон. Он не только записывал и документировал все свидетельские показания, но и выполнял много административной работы: организовывал ночлег, питание, встречи. Видя, как он быстро и энергично справляется со всеми обязанностями и, почувствовав, как  высвободилось время, Цицерон, удивляясь, задавал постоянно себе один и тот же вопрос: «Как же я раньше вообще обходился без него?».
Но еще большое восхищение у Цицерона вызывало виртуозное владение письмом своего помощника. Вернее скорость, с которой Тирон успевал записывать все, что говорил Цицерон. Тирон придумал особый  трюк:  он складывал несколько восковых табличек вместе и таким образом, когда он стенографировал за своим быстро говорящим хозяином, он экономил время, не ища новую табличку, и благодаря этому успевал не упустить  из речи хозяина ни единого слова. Поэтому подготовка к выступлению в суде по защите Секста Росция доставило Цицерону огромное удовольствие и заняло значительно меньше времени, чем когда Цицерону помогал Диодот. Да… Талант, находчивость  и молодость вот неотъемлемые плюсы, которые были у  Тирона.
Спустя еще два  месяца, настал день слушания дела. Это было за неделю до июльских ид. Шел 80 г.до.н.э
Светило летнее солнышко, согревая своим знойным теплом землю, во - всю чирикали и стрекотали птицы, как будто больше всех, радуясь этому теплу. Настал день суда. Из дома на Эсквилине отправились на слушание дела: Цицерон,  брат Квинт, который во всем его всегда поддерживал и его теперь незаменимый помощник Тирон.
 Будущий знаменитый адвокат и оратор  поднял наверх голову, увидел поднимающийся на небосводе огненно желтый диск и произнес:
Хороший знак. Сам Юпитер посылает благословение нам на этот благородный поступок. Вот увидите друзья, это дело станет ступенькой моего будущего успеха, произнес уверенно Цицерон.
Хозяин, я просто убежден в этом. Вы достигнете многого,  подтвердил Тирон.
Марк, я соглашусь с Тироном,  но боюсь, за все придется платить, добавил Квинт.
Я готов. Самое главное – защищать слабых и бессильных и просто порядочных людей от негодяев и мерзавцев. Жить достойно,  а там уже как боги решат,  согласился Цицерон.
Кстати, вы мешок большой кожаный, как я просил, приготовили? спросил Цицерон.
Да конечно, хозяин. Простите, что я раньше не уведомил,  и Тирон показал из-за спины огромный кожаный мешок из буйвола, в который смело, мог поместиться человек.
Хорошо, достанешь к концу речи, когда я сделаю знак рукой над головой, приказал Цицерон.
Так за разговорами они постепенно приблизились к форуму, где в этот раз должно было пройти слушание дела. Цицерон был  несказанно рад этому обстоятельству. Так как понимал, что поддержка зрителей и слушателей с Форума ему будет необходима.
По центру форума на возвышении поставили трибунал, на который сел претор  Марк Фанний - председатель суда. Затем вокруг поставили скамьи для судей, обвинителей, защитников и сторонников и тех и других. Все это организованное действо в виде суда было окружено морем. Нет, не в том смысле, в котором  вы подумали. В смысле людским морем. Добрая тысяча зрителей собралась здесь.  Торговцы и ремесленники, ростовщики и банкиры, легионеры и ветераны римских войн, гладиаторы и ланисты, процентщики и домохозяйки - все побросали свои дела, чтобы насладиться этим зрелищем. Кому повезло, и чьи окна  выходили на форум, высыпали на свои балконы, достали вино и закуски и приготовились к представлению. А интрига была еще та! Это было первое уголовное дело после гражданской войны между Суллой и Марием. Но главное было не в этом. Какой-то молоденький 26 летний адвокат решил выступить в суде против влиятельного Хрисогона, любимца диктатора Суллы. Это было равносильно тому, что против слонов Ганнибала простите, выставить горных козлов. Слишком не равны были силы. Вся толпа жаждала грандиозного спектакля!  Некоторые предприимчивые дельцы даже предлагали делать ставки на того, кто победит в этом деле. Ставки были три  к одному против Цицерона и его подзащитного Секста Росция младшего.
Когда Цицерон и его подзащитный сели на свои предназначенные места, никто им даже не поаплодировал. Зато вся толпа встретила ревом одобрения двух Росциев - Капитона и Магна и их обвинителя Гая Эруция. А что вы хотели – толпа любит победителей. А большинство народа было уверено, что Росция казнят и уже предвкушало это зрелище.
 
Цицерон обвел взглядом все это людское море, эту шумящую толпу, энергично выкрикивающую крики: «Казнить отцеубийцу! Смерть негодяю!» Затем улыбнулся и начал вспоминать, как он десять лет назад подростком приезжал сюда слушать оратора Красса, как он ему завидовал!  Его умению красноречиво и красиво говорить, убеждать. Как он мечтал о том, что когда-нибудь и он будет также выступать! И вот свершилось! Он здесь! Слава Юпитеру и Геркулесу! Всем богам с Олимпа! Его мечты начинают сбываться. Слыша крики против него и его подзащитного, Цицерон, на удивление, испытывал необъяснимый азарт и драйв. Его как будто это даже заводило. Он давно уже, с детских своих выступлений, научился использовать один прием, который ему позволял снимать страх и волнение перед публичным представлением. Он все свое внимание старался сконцентрировать на других:   на зрителях, судьях, обвинителях, пытаясь заметить что-то смешное или интересное в их одежде и поведении. Этот прием позволял ему снять акцент с себя и перевести его на  окружающих. В результате каждый, кто смотрел на Цицерона, видел перед собой улыбчивого молодого адвоката без тени волнения и страха. Это вызывало удивление у всех и создавало ощущение, что перед тобой очень уверенный в себе человек, что и надо было Цицерону. Вот один гладиатор ущипнул за…, простите, заднюю филейную часть одну покрасневшую хозяйку. Вот судья поправляет свою тогу, явно не глаженную и с усталым опухшим лицом. Видно было, что ночь удалась. Вот Гай Эруций, обвинитель с напыщенным и самодовольным видом, расхаживает среди своих нанимателей, ехидно улыбаясь Цицерону и предвкушая легкую победу.
«О Боги, знали бы вы, как все переменится после моей речи!»,  самоуверенно подумал Цицерон.
 
А что вы хотели, любой успешный и целеустремленный человек просто обязан быть уверен в успехе. С другим настроем лучше вообще не идти  к цели.
Увидев, как трясется от страха его подзащитный сорокалетний  Секст младший, охраняемый слугами, выделенными специально доброй Цецилией, Цицерон, наклонившись, произнес:
Секст, возьми себя в руки. Я тебе обещаю. Ты будешь оправдан.
Хорошо, хорошо постараюсь,  произнес дрожащим голосом Секст. Марк, я тебе верю. Ты моя последняя надежда. Спаси меня во имя богов. Я буду тебе обязан всю оставшуюся жизнь.
Итак, слушание началось.
По протоколу первым выступал обвинитель Гай Эруций. Он пафосно говорил о жутком преступлении совершенным сыном, который просто убил своего отца, чтобы завладеть его состоянием и всеми поместьями. Говорил много о том, что отец недолюбливал того и поэтому сослал его управлять поместьями. При этой реплике, у Цицерона появилась на лице улыбка. Еще что-то говорил о том, что такие преступления должны караться смертной казнью. Но вся его речь в целом строилась только на пафосе, высокопарности и была бездоказательна. Все это четко слышал и видел Цицерон. После выступления Эруция   огромная толпа плебса начала громко аплодировать и скандировать: «Смеее---рть, смее—рть». Председатель Марк Фанний призвал к порядку и предоставил слово адвокату Цицерону.
Цицерон встал и вышел из-за своей скамьи, повернувшись одним боком к председателю суда и судьям, а другим боком к бушующему людскому морю. Стоял неимоверный гул. Председатель начал стучать молотком, пытаясь призвать к тишине, но шум не смолкал. Тогда Цицерон широко развел  руки над головой и замер. Он знал. Сейчас что-то говорить бессмысленно, его никто не услышит. Оратор  использовал свой другой прием – ТИШИНУ. Адвокат знал, не пройдет и минуты как наступит такая тишина, что будет слышно, как пролетит муха по  форуму. И точно, даже быстрее, буквально через тридцать секунд установилась гробовая тишина.
Цицерон улыбнулся и начал…
 
Вступление.
 
Я вижу ваше удивление на лицах, почему поднялся  именно я защищать этого бедного гражданина, обвиняемого в столь тяжком грехе – как убийстве собственного отца. Кто я такой? И какое я право имею  защищать  обвиняемого. Да, я молод, и у меня нет такого дара красноречия как у знаменитого Гортензия. Да, я не опытен. Я уверен, что есть более достойные люди в Риме, которые могли бы встать на защиту поруганной чести Секста младшего. Если они не смогли или не захотели этого сделать, я уверен у них были весомые обстоятельства. Почему я не смог отказать? Спросите вы меня? (риторический вопрос)  и Цицерон повернулся к зрителям,  одновременно трагически поднеся руку ко лбу, как  учил актер Квинт Росций.
Об этом попросил меня лучший  друг  Квинт Росций. Поднимите руку, кто знает этого прекрасного человека и актера (физическое вовлечение).  Поднялся рук лес. Правильно ли я поступил, согласившись на его просьбу? Как вы считаете? Цицерон демонстративно играл на публику. Раздались возгласы: «Да, да, верно». У вас ведь у каждого есть друзья? произнес опять  риторический вопрос оратор, обращаясь уже ко всем.
И у меня  есть. А дружба для меня превыше всего. Но, была еще одна веская причина, почему я дал согласие. Узнав подробности этого чудовищного обвинения, и осознав, что бедную жертву защитить никто не сможет,  если я не возьмусь за это дело,  то я понял, что не смогу простить себе этого никогда. Боюсь ли я мести Хрисогона – этого любимчика Суллы? Конечно! Я ведь такой же, как и вы – простой смертный. Но, еще больше я боюсь оставить в беде невинного человека,  Цицерон поднял со скамьи Секста и произнес:
Посмотрите на этого человека, на его лицо  и руки.  Неужели вы видите перед собой нравственного негодяя и подлеца? Этот человек, я считаю  – несправедливо и ложно обвинен.  И я докажу это. Всю свою жизнь он был порядочным человеком, примерный семьянином и любящим сыном.
Марк Фанний, ты известен как справедливый и честный человек. Уповаю на твою благоразумие и порядочность. Когда я узнал, что председателем будешь именно ты, я с облегчением  вздохнул. Я успокоился  и сказал себе:  слава Геркулесу, что именно этого человека поставили председателем  суда. Он не даст совершиться беззаконию, Цицерон подошел близко к трибуналу, где сидел Марк Фанний и, прижав руку к груди, поклонился, глядя тому прямо в глаза. Тот в ответ также кивнул головой. По лицу председателя было видно, что ему понравился комплимент Цицерона.
Умоляю тебя Марк, вас уважаемые судьи, будьте объективны и внимательны. На Вас лежит ответственность. Или мы сегодня вечером уйдем счастливые, окрыленные словно пегасы, радостью, что невинный человек спасен. Или же мы уйдем  в глубоком траурном молчании, понимая, что законы в Риме больше не существуют и беззаконие восторжествовало. Но я уверен, что Вы как цвет Рима и его совесть  примите правильное решение.
 
Изложение дела.
Как вы думаете, уважаемые судьи, почему началось это дело? Зачем потребовалось обвинить Секста младшего в отцеубийстве? Для того чтобы ответить на эти вопросы, с вашего позволения, немного предыстории. У старшего Секста отца был конфликт с родственниками Титом Росцием Капитоном и Титом Росцием Магном. В чем был конфликт? Спросите вы меня уважаемые судьи,  и Цицерон близко подошел к трибуналу. Конечно, во владении поместьями. Эти алчные Росции видели, как успешен их старший родственник и естественно хотели каким-то образом оттяпать у него его состояние. И у них созрел план.  В этот момент Цицерон подошел к  Росцию Магну, который сидел в толпе обвинителей, намереваясь выступить в качестве свидетеля. Роста он был крупного. Мышцы его тренированного тела явно проглядывали сквозь одетую тогу. Когда-то в прошлом он был гладиатором и немало жизней забрал в загробное царство Аида, благодаря своей силе и умению владеть мечем. Теперь он был вольноотпущенник и выступал в гладиаторских поединках за большие деньги, а Тит Росций Капитон стал его ланистой. Когда Цицерон подошел и наклонился, проговаривая все эти обвинения и смотря прямо в глаза Росцию Магну, вся толпа обомлела. Она видела, что желваки на скулах гладиатора заиграли, глаза сверкнули бешеным огнем, кулаки сжались, еще мгновение, и… Он вскочит и раз-о-рвет этого худого адвокатишку. Но, нет, тот сидел и только злобно смотрел на Цицерона. И некоторые из зрителей даже  зааплодировала  храбрости смельчака. Он определенно начинал нравиться им  все больше и больше.
Что за план, спросите вы меня? Да, все очень просто: убить этого старикашку Секста. Сговориться о поддержке с влиятельным Луцием Корнелием Хрисогоном, предложив  тому долю. И с его помощью внести задним числом Секста старшего в список проскрипций как врага Суллы и после этого с торгов купить все его поместья за бесценок. Вот такой бесстыдный по своей наглости и дерзости  план был и составлен.  Цицерон патетически поднял вверх руки и изображая на своем лице гримасу отвращения и горести.
Думал ли об опасности Секст старший? Боялся ли он их? Конечно, да. И будь он немного осмотрительней, возможно был бы сейчас и жив. Но, увы, боги распорядились иначе. Поздно вечером осенью, когда он возвращался с обеда, прямо около Палацинских бань, что неподалеку от Фламиниева Цирка, во втором часу ночи в него вонзили кинжал, подло, исподтишка. В этот момент толпа охнула. Цицерон молниеносным движением, откуда из под тоги достал острый клинок и вонзил себе в бок.… Все увидели торчащую рукоять ножа и скорчившегося от боли Цицерона, который начал заваливаться на бок (захват внимания). Председатель Марк Фанний, судьи, обвинители, все вскочили со своих  скамей,  толпа замерла. Наступила мертвая тишина. Которая казалась, длилась вечность.… Но вдруг, Цицерон распрямился и, улыбаясь, показал всем, что в руке у него была всего лишь рукоять без лезвия. Все облегченно вздохнули. Раздались крики из толпы:
А какой актер! Как разыграл! Браво!!! - Толпа уже полюбила этого худого, но уже не по годам виртуозного на интриги адвоката. Раздались аплодисменты. Цицерон поднял руки, добиваясь тишины,  и продолжил.
Вспомните! Вспомните!!!! и Цицерон театрально поднял вновь руки над своей головой. Весь ужас на ваших лицах еще несколько секунд назад. Представьте, что чувствовал Секст старший, какие муки он испытывал,  когда в него входила эта рукоять ножа. Какие мысли были в его голове? «За что? За что??»,  наверняка были его слова, когда он, корчась от невыносимой боли, умирал в страшной агонии. Но убийца был безжалостен.
Что дальше, спросите Вы меня?  Тит Росций Магн тут же ночью отправляет  двух гонцов. Одного  в Америю с радостной вестью Титу Росцию Капитону:  «Ура! Старик устранен»! И другого к Хрисогону в лагерь Суллы под Воллетерами. Секста вносят в проскрипции задним числом,  хотя последние  фамилии должны   были быть  внесены до 1 июня 81 года.
Представьте! Только хотя бы мысленно вообразите себе такую картину! Посреди ночи! Ночи - страшной и холодной! Всех домочадцев, жену детей, самого Секста младшего выгоняют прямо на улицу! С помощью грубой силы, не слыша плача детей и любимой жены. Лишив крова и пищи. За что??? За Чтоо-оо???? Скажите уважаемые судьи! Слыханное ли дело, чтобы с достойным гражданином Рима так поступали?
Но, куда там. Жажда наживы и алчности одолела наших «сотоварищей». На торги выставляются все 13 поместий Секста, и они скупаются Хрисогоном за какую сумму, как вы думаете??? И тут Цицерон подзывает Тирона, который ему передает дорогую тогу из белой шерсти, обрамленную по бокам драгоценными камнями.
Скажи мне, Гай Эруций,  Цицерон подошел  к тому и заставил взять в руки дорогую тогу (физическое вовлечение). –  Ответь, сколько на твой взгляд стоит  такая изысканная тога? Тот, предчувствуя подвох, злобно смотрел своими маленькими свиными глазками на Цицерона, нервно теребя тогу, и молчал.
Гай, скажи, не стесняйся, все ждут,  и Цицерон жестом показал на председателя и судей.
Думаю, две – три тысячи сестерций,  нехотя ответил тот, повинуясь напору Цицерона.
Да, ты прав. Две тысячи сестерциев. Так вот именно за эту сумму и были распроданы все 13 поместий!!! Толпа обомленно выдохнула, судьи переглянулись. Лицо председателя Марка Фанния стало бледным.
По рыночной стоимости согласно кадастру2, стоимость этих поместий составляет 6 000 000 миллионов сестерций!!! Как вам разница???
Раздались крики из толпы:
Это бессовестное надувательство и  грабеж!!!
Кому отошли эти поместья? Странно, что я вообще задаю этот вопрос. Наш великий предок  Луций Кассий3 всегда говорил: «Ищи того, кому выгодно». Итак, три лучших поместья отошли Росцию Капитону. А десятью другими совместно  владеют Хрисогон и Росций Магн. Им бы жить да наслаждаться захваченным богатством, да вот незадача. Этот неугомонный Секст Росций младший прибежал в Рим просить защиты у заслуженных граждан Рима, с которыми был дружен его отец: у Публия Сципиона,  Марка Метелла и Цецилии, которая и приютила его у себя в доме. Его пытались убить в Риме, но попытки провалились и вот теперь его мучители не придумали ничего лучше как обвинить его в отцеубийстве. Что не смог сделать клинок, пусть сделает рука римского правосудия, решили те. И вот мы с Вами здесь. Такова краткая суть дела, произнес Цицерон.
 
Главная часть. Опровержение доводов обвинителя.
«Быть может, я, взявшись вести это дело, поступил опрометчиво в своем юношеском увлечении; но раз я уже взялся за него, клянусь Геркулесом, пусть мне со всех сторон угрожают всяческие ужасы, пусть любые опасности нависнут над моей головой, я встречу их лицом к лицу. Я твердо решил не только говорить обо всем том, что, по моему мнению, имеет отношение к делу Секста Росция, но говорить об этом прямо, смело и независимо; ничто не заставит меня, судьи, из чувства страха изменить своему долгу»4. Произнеся эти пафосные слова, Цицерон гордо и храбро поднял голову, распрямил плечи,  обвел взглядом толпу, председателя, судей, Гая Эруция и Росция Магна. Всем своим видом олицетворяя борца за справедливость. Раздались бурные аплодисменты. Да… толпа любила героев и смельчаков.
 
Насколько я могу судить, Сексту Росцию смертельно угрожают три обстоятельства: обвинение в убийстве, дерзость негодяев и могущество их сотоварищей. «Убить отца или мать…», О… бессмертные боги! Если ли на свете преступление более тяжкое, чем это? Кто мне скажет? «И в самом деле, если дети, по прекрасному выражению мудрецов, часто нарушают свой долг перед родителями уже одним выражением лица, то какая казнь будет достаточным возмездием тому, кто лишил жизни своего отца, за которого, в случае необходимости, законы божеские и человеческие велят умереть?»5.
«Что за человек Секст Росций?»,  спрашиваю я сам себя. «Юнец? – Да нет же, ему сорок лет. Преступный дерзкий негодяй? Любитель кутежей и вечеринок?»6. Совсем не так.
Не сам ли ты Гай Эруций уже  того заочно оправдал, обмолвившись о том: «Что любил он жизнь сельскую, тихую и спокойную»,  громогласно проговорив эту тираду, Цицерон в упор приблизился к обвинителю и пристально посмотрел тому в глаза.
Быть может, его на убийство толкнули огромные долги? По свидетельству всех жителей Америи и 10 декурионов, он даже занимался благотворительностью и помогал городу. Наверное, его обуяли неукротимые страсти и жажда расточительства? Но ты сам Гай Эруций его оправдал, сказав недавно, что вряд ли он был хоть на одной вечеринке в Риме.
Гай Эруций, какие у тебя есть улики, что это совершил Секст Росций? Скажи суду! «Не знаю, — говорит обвинитель, — какова была причина ненависти; что ненависть существовала, я заключаю из того, что раньше, когда у него было два сына, он того, который впоследствии умер, всегда держал при себе, а этого отослал в свои поместья»7. Марк Фаний, скажи, ты бы отдал в управление свои поместья сыну, которого ненавидишь, не доверяешь или с которым у тебя вражда? Цицерон приблизился к председателю, задавая этот вопрос. Тот отрицательно покачал головой, но больше ничего не произнес, следуя судебной этике.
 
«Итак, Эруций, сильнейшая ненависть отца к сыну видна, если не ошибаюсь, из того, что отец позволял ему жить в деревне. Разве есть какое-нибудь другое доказательство? «Как же, — говорит обвинитель, — есть; ведь отец думал лишить сына наследства». Рад слышать; вот теперь ты говоришь нечто, имеющее отношение к делу; ибо те твои доводы, как ты и сам, думается мне, согласишься, несостоятельны и бессмысленны. «На пирах он не бывал вместе с отцом». — Разумеется; ведь он и в свой город приезжал крайне редко. — «Почти никто не приглашал его к себе». — Не удивительно; ибо он не жил в Риме и не мог ответить на приглашение»8.
Докажи, Эруций, что отец хотел лишить его наследства! Где свидетельства очевидцев? Кто может подтвердить это твое обвинение? Гай, ты смешон, как тот павлин, которого вот - вот посадят на вертеп, а он все ходит и ходит, расправляя свой хвост на потеху, вместо того, чтобы спрятаться и спасти свою павлинью жизнь, раздался хохот и аплодисменты довольной представлением толпы.
Эруций, как мы видим и слышим, ты не можешь привести причину, по которой было совершено это страшное преступление. Пусть боги тебя за это простят, но не простит людской суд.
Я уже не буду спрашивать, по какой причине Секст убил своего отца. Я спрошу тебя: каким образом? Сотни свидетелей утверждают, что Секст в день убийства был в Америи…. Что? Я слышу твой голос «Он словно крылатый пегас пролетел эти двести миль и оказался в Риме». Нет? Ты так не говоришь? А… По твоим словам он нанял кого-то в Риме? Совершить это гнусное злодеяние? Но, кого? Он ведь много лет не был в Риме и никого там не знал. Ты говоришь, что возможно, он приказал рабам своего отца убить его. Но тогда почему этих рабов не дают допросить и их увезли, спрятав  в имении Хрисогона? Что ты на это ответишь, Эруций?
Ты не смог найти причин убийства Секстом младшим своего отца, зато для убийства Секста старшего другим родственником  Росцием Магном, на мой взгляд, причин было предостаточно. Еще раз повторю уважаемые судьи слова нашего великого предка: «Ищи того, кому выгодно». К сожалению, так устроена жизнь, так устроена человеческая природа.
 
«И как бы ты ни возражал мне, сопоставь это с моими доводами в защиту обвиняемого; тогда легче всего будет сравнить дело Секста Росция с твоим.  Ты скажешь: «Что из того, что я безвыездно жил в Риме?» Отвечу: «А я там вовсе не бывал». — «Признаю себя скупщиком имущества, но ведь таких много». — «А я, по твоим собственным словам, земледелец и деревенский житель». — «Из того, что я вращался в шайке убийц, вовсе еще не следует, что я сам — убийца». — «А я, который даже не знаком ни с одним убийцей, и подавно далек от такого преступления»9.
Я доказал невиновность Секста младшего и несостоятельность обвинения. Мы судим не того,  и Цицерон с прискорбием посмотрел на окружающих зрителей.
 
Заключение.
Уважаемый председатель, судьи, перед вами стоит выбор либо вы…   Цицерон сделал знак рукой над головой и тотчас ему Тирон подал огромный кожаный мешок.
Вы можете, вот этого почтенного гражданина Рима, благопристойного семьянина, отца детей и  невиновного засунуть в этот мешок,  и Цицерон поднес мешок  Сексту, тот встал обеими ногами на дно, после чего Тирон закрыл голову Секста полами мешка, так что того стало не видно (концентрация внимания). А Цицерон продолжил.
Добавить в этот мешок змею, обезьяну, петуха и собаку, чтобы они рвали, терзали, кусали до остервенения и смертельных конвульсий тело этого несчастного, и отправить по волнам Тибра  к своей жуткой смерти… Толпа застыла от ужаса. Все зрители впечатленные словами оратора посмотрели на этот мешок, с содроганием представляя, что будет с бедным Секстом  внутри этого ада.
А можете.… И Цицерон резким рывком опустил полы мешка на пол, а Секст выпрямился  в полный рост. Оправдать этого человека!!! И  этим спасти его жизнь!!! Толпа взревела и начала скандировать:
Жизнь! Жизнь! Жи--знь!!! О-п-р-а-в-д-а-т-ь!!!
Цицерон вновь поднял над собой руки и, дождавшись, тишины молвил:
 
Я горжусь тем,  что я гражданин Рима. Ибо только в Риме суд может быть справедливым. Умоляю тебя, Марк Фанний, вас, уважаемые судьи, всеми богами - не дайте совершиться ужасному и несправедливому суду! Спасите несчастного от произвола и клеветы сильных мира сего. Вы кристально честные люди, Вы - совесть всего римского народа (комплимент). Я уверен, вы примете правильное решение. Оправдайте Секста Росция! (толчок к нужному действию).
Едва Цицерон закончил, вся толпа, словно обезумев, начала скандировать и кричать:
-Сво-бо-ду  Се-ксту! Сла-ва Ци-це-ро-ну! –  Сверху с балконов домов на Цицерона полетели цветы  от матрон, восхищенных  его речью и мужеством. Дамы посылали воздушные поцелуи этому молодому и привлекательному адвокату, благодаря его за яркое и интересное представление.
Суд удалился на совещание. А что Цицерон? Он приобнял Секста Росция, поддержал  того  теплыми словами и победоносно посмотрел на скрючившегося  на скамье, можно сказать, сжавшегося от страха Гая Эруция, который понимал, что он, видимо, проиграл и опасавшегося мести Хрисогона за проваленное дело. Посмотрел на толпу, которая ему до сих пор аплодировала. И его сердце переполнилось гордостью за себя, благодарностью к богам за тот талант, который они ему подарили. За возможность защищать невинных и бессильных.
Спустя 15 минут появились судьи. Председатель суда Марк Фанний встал и, пафосно подняв руки, произнес:
 Я не буду долго говорить. Вы все видели и слышали сами. Ввиду отсутствия каких-либо доказательств со стороны обвинителя. Приказываем:
Секста Росция оправдать!
Сторонники обвинения, во главе с Росцием Магнием с бешенством  вскочили на ноги  и,  гневно расшвыривая зрителей,  покинули форум,  бросая злобные взгляды на Цицерона.  За ними следом побитой собакой побежал и проигравший дело обвинитель Гай Эруций.
Секст со слезами на глазах упал на колени перед Цицероном. Адвокат поднял его и сказал:
Секст, не надо слов благодарности. Я всего лишь исполнил свой долг. Это я должен тебя благодарить, потому что  выиграл очень громкое дело против самого Хрисогона, любимчика Суллы.  Цицерон обнял на прощание Секста и вышел из зала суда вместе с поздравляющими его друзьями: Квинтом, актером Росцием, Тироном. На всем пути от форума до дома на Эсквилине Цицерона и его свиту сопровождала толпа восхищенных римлян, которые  выкрикивали постоянно: «Сла-ва, сла-ва Ци-це-ро-ну! ».
Благодарите богов, судьбу и провиденье за возможность совершать хорошие дела. Творите добро. Ибо  в этом и заключается истинное предназначение человека…
 

 
 
 
 Глава III.  Зачем нужны были грекам гетеры? (Часть V. Греция).
 
«Любой уважающий себя грек имеет трех женщин:
 
жену – для продолжения  рода, рабыню – для чувственных утех,
 
гетеру для душевного комфорта».
 
Демосфен.
 
В 8 часов вечера, когда уже смеркалось, к дому Цицерона и его родственников подъехали две колесницы, посланные за ними Аттиком. Дом Аттика, как уже потом узнал Цицерон, находился в аристократическом предместье  Дем Гиппий Колонос. Цицерон сильно не стал готовиться к званому ужину и остался верен своему римскому наряду. Он всегда в одежде был довольно консервативен. Цицерон  лишь надел праздничную белую тогу, накинув сверху коричневый пеплос, и любимые сандалии из тонкой буйволовой кожи. Зато молодежь Квинт, Луций и Помпиния просто удивили Цицерона, который открыв рот, смотрел на своих друзей и не узнавал их. Мужчины были в греческих хитонах из нежнейшего шелка пурпурного цвета, который им доходил до колена. Красивый, золотистого цвета, пояс подчеркивал тонкую талию и могучий торс братьев. Сверху небрежно на каждого был наброшен гиматий. Довершали весь этот блесквысокие кожаные или войлочные сапоги — эндромиды, закрывавшие ногу сзади, а спереди стянутые сложной шнуровкой. Пальцы ног Луция и Квинта при этом остались открыты и  весело смотрели на улицу. Помпиния же видимо решила затмить всех местных гречанок. Ионийский хитон нежного оливкового цвета, спадающий вниз мелкими симметричными складками, украшенный орнаментом и дополненный  серебристым  поясом, подчеркивал главное достоинство фигуры Помпинии- ее большую грудь. На красивых полных ногах девушки были надеты мягкие кожаные полусапоги – персикаи, которые визуально удлиняли ноги и от этого делали их еще более привлекательными. Дополнял ансамбль греческий плащ – пеплос - из тончайшей белой шерсти. Отдельного восхищения заслуживала прическа Помпинии. Ее длинные вьющиеся волосы были красиво уложены в так называемый «греческий узел». Завитые волосы были  убраны  в сетку из золочёных нитей, а сверху красовалось изящное украшение — стефана, напоминающее собой  корону. Подведенные глаза и накрашенные в темно пурпурный цвет губы завершали весь ее божественный облик. Мужчины открыли рот и в восхищении  смотрели на Помпинию.
Скажи, Помпиния, когда ты все это успела? Мы ведь всего только несколько часов назад приехали с корабля? удивленно спросил Цицерон. Муж же Помпинии обнял ее за талию и проговорил ей на ухо какую-то дерзость. Отчего та засмеялась и, покраснев, шлепнула того по спине.
Марк, это ты, не успев приехать, начал первым делом изучать оставленную хозяевами библиотеку. А я, взяв с собой пару слуг, быстренько сбегала на агору и купила всю эту одежду. Кстати, и для мужчин тоже, как ты видишь. А ты зря отказался. По пути я пригласила в дом парикмахера и вот вам результат! –  и девушка демонстративно прокрутилась вокруг себя под аплодисменты мужчин.
Да, возможно мне надо больше времени уделять своему внешнему виду и одежде,  насмешливо  сокрушенно разводя руками, произнес Цицерон.
Да! Да! Да!  И можешь не иронизировать, а то останешься один без жены. Да, Квинт? спросила мужа  неугомонная  и возбужденная предстоящим вечером Помпиния.
Цицерон вряд ли останется один. Таких быстро «разбирают». Женщины любят за ум. А ума у моего брата хватит на нас всех. И, кстати, кто-то из древних сказал, что мужчине достаточно быть чуть красивее обезьяны,  поддержав брата, добавил Квинт.
Спасибо, спасибо брат за поддержку. Давайте поедем, а то из-за этой дискуссии мы все останемся без ужина,  и Цицерон, улыбаясь, предложил всем запрыгнуть в колесницы. Все дружно разместились в двух колесницах и покатили навстречу мирским утехам. Они проехали по Панафинейской улице, выехали через Дипилонские ворота и покатили  на северо-восток в аристократическое предместье Афин Гиппий Колонос. Спустя тридцать минут Цицерон с восхищением смотрел на красивую оливковую рощу, которая нежный узором обволакивала узкую горную дорогу, ведущую к дому. А дом, который был внушительных размеров, казался просто миниатюрным по сравнению с огромными кипарисами, которые, как преданные стражи,  взяли  в плотное кольцо своего хозяина. Колесницы подъехали к дому и остановились.
Аттик уже ждал у ворот своей виллы. Он  с восхищением подал руку красавице Помпинии и изумленно произнес:
Сестра! Клянусь Зевсом, я сейчас ослепну от этой божественной красоты! Не лишай меня зрения о, богиня! и Аттик, прикрываясь рукой, изобразил страх. Все засмеялись. –  Может и мне пора жениться? –  добавил Аттик.
Спасибо дорогой брат за восхищение и комплимент. А жениться тебе точно надо,  добавила, спускаясь с колесницы Помпиния.
Нет. Такой девушки больше нет, а она замужем за братом друга. Поэтому буду один,  и Аттик сокрушенно развел руками, изображая горе.
Не горюй, друг. Я тоже один и ничего - живу,  поддержал того Цицерон.
Луций, выходи из колесницы, не стесняйся,  позвал  Аттик.  Тебя ждут развлечения  и отличный ужин.
Спасибо, Аттик. Я не стесняюсь. Просто немного заснул,  ответил тот и, потягиваясь, сошел с колесницы.
Ну что, пойдемте в сад. Столы я накрыл там. Погода просто шепчет сладким бархатным голосом, побудь со мной,  смеясь, проговорил Аттик, увлекая всех гостей за собой. Настроение у него было отличное, он был счастлив, что приехали друзья. Да, действительно. Было тепло, но не жарко в эти девять часов вечера. Дул слабый ветерок, пахло розами, жасмином и еще какими-то пряностями, которые пробуждали аппетит. Если сказать, что воздух был «вкусный» это ничего не сказать. Из сада доносились звуки лиры и флейты. Гости поднялись по миниатюрной лестнице в сад, в котором пышно цвели ярко-красные розы, наполняя своим нежным благоуханием все пространство. По всему периметру сада горели масляные светильники, заправленные  оливковым маслом. Они были изготовлены из металла и напоминали по форме рога горных козлов. Светильники стояли в специальных горшках, и их было так много, что свет от них освящал даже самые дальние уголки этого цветущего и зеленого сада.
Аттик показал на ложа своим друзьям. С правой стороны от себя он поместил Цицерона, слева  Квинта,  следом    разместилась его жена Помпиния. В свою очередь по левую руку от Цицерона расположился  Луций. Весь этот званый ужин Аттик устроил только для своих друзей и никого кроме них, обслуживающих рабов и играющих в глубине сада флейтисток не было. Около каждого ложа стоял маленький миниатюрный столик. Рабы принесли каждому гостю чашу с водой для омовения рук и затем слуги  внесли уже сервированные столы, и начали разносить блюда.
Ну, что, дорогие мои друзья. Не было счастья, да несчастье помогло,  и Аттик поднял чашу с вином, приподнявшись  на своем ложе.
Я  счастлив встретиться с Вами на греческой земле. Хоть и причина можно сказать трагическая, но благодаря ней  – вы здесь. В ваши чаши налито знаменитое греческое смоляное вино Рецина. Это не просто вино – это дух Греции. Вкусив  его,  вы почувствуете пряный вкус моря и запах сосновых лесов знойным летним днем.
Друзья – первую винную чашу пригубите неразбавленной водой. Прошу Вас,  все отпили по просьбе Аттика.
Поблагодарим бога Диониса и по греческой традиции отольем немного этого прекрасного  вина на эту благодатную почву, рождающую такой божественный напиток,  и Аттик, показывая пример, отлил на землю немного вина из чаши.
Ну, а теперь, друзья, мой вам совет: вино  очень крепленное  и, чтобы быстро не охмелеть, советую дальше разводить его водой один к трем. Одна часть вина и две части воды. Мы ведь не хотим с Вами быстро опьянеть? улыбаясь, проговорил  Аттик.
А может кто-то хочет! –  ответила, смеясь, Помпиния, которая,  в отличие от всех,  уже выпила полную чашу неразбавленного вина.  От чего  сразу пришла в игривое настроение и отличное расположение духа.
А теперь тост,  произнес патетически Аттик. –  Да здравствует Рим! Пусть границы его растут, а враги бегут! Пьем до дна! и Аттик при всех поднял чашу и, выпив ее до дна, демонстративно  смахнул остатки вина на греческую землю.
Все последовали его примеру, кроме Цицерона, который во всем любил умеренность и поэтому, едва ли выпил и половину чаши, поставив ее на стол около своей ложи.
Да,… промолвил Цицерон. Вино действительно вкусное и необычное. Теперь я понимаю, почему ты с таким удовольствием живешь в Греции,  улыбаясь, произнес Цицерон.
Марк, это только начало и это не единственная причина. Вечер только начинается. Сюрпризы еще впереди,  заговорщицки проговорил, наклоняясь к другу, Аттик.
А тем временем рабы начали разносить еду: жареных осьминогов, мидий, креветок, рыбу, баранину.  Цицерон предпочел осьминога. Он всегда любил морскую еду, считая ее наиболее полезной для организма. Единственно он попросил к осьминогу немного чеснока, который обожал и считал главным средством от многих болезней.  Осьминог был идеально зажарен. Сверху была коричневая корочка, посыпанная кориандром и немного перцем.  Цицерон осторожно взял в руки осьминога и откусил небольшую часть. К его удивлению мясо оказалось очень вкусным и нежным, которое просто таяло во рту. Вкус этого удивительного морепродукта был непохожим ни на мясо курицы, баранины, свинины или буйвола. Марк, смакуя, съел еще часть осьминога и, повернувшись, к Аттику проговорил:
Друг мой, почему я раньше никогда не ел такую вкуснятину? У меня, ты ведь знаешь, очень слабый желудок и плохой аппетит и до обеда я, как правило, ничего не ем. Но, если в Риме мне утром подадут  такого вкусного осьминога, то я уверен, аппетит у меня проснется, –  добавил Цицерон.
Рад, рад, что тебе понравилось,  поблагодарил друга Аттик. А теперь, друзья, следующий тост. За богов! Чтобы они всегда нас оберегали от бед и хранили в пути!
Римляне, как и греки, были очень суеверны,  и выпить за богов считалось обязательным. Гости вновь осушили чаши. Потом был тост за Цицерона и его успех. За сестру Аттика Помпинию и ее красоту, за Квинта и Луция. Так, спустя всего какие-то два часа,  гости  изрядно захмелели от обилия выпитого греческого смоляного вина и средиземноморского свежего воздуха.  Аттик хлопнул в ладони и вдруг из дальней глубины сада, из черной темноты возникли нимфы, греческие танцовщицы, одетые в  полупрозрачные  хитоны на обнаженное тело, которые по длине едва опускались ниже спины.  И под звуки флейты закрутились в нежном и одновременно страстном танце. Раскачивающиеся  в такт музыке бедра, страстные обжигающие взгляды, раскрытые чувственные губы и нежные прикосновения к гостям сделали свое дело. Луций возбужденно задышал, чувствуя напряжение в нижней части тела. Его глаза неотрывно следили за одной темнокожей красавицей с красивыми стройными ногами, которая  страстно двигалась  перед Луцием, нежно прикасаясь к тому своим чувственным, роскошным телом. Ей также, видимо, приглянулся этот молодой римлянин. Квинт и Помпиния возбужденные вином и откровенными танцами слились в страстном поцелуе, причем Квинт беззастенчиво ласкал рукой ее большую грудь под хитоном, отчего правый сосок почти выглянул наружу, но ни тот ни другой не обращали на это внимание, всецело отдаваясь сексуальной страсти.
Аттик посмотрел на Цицерона, который чувствуя неловкость, уткнулся в тарелку, пытаясь найти что-то интересное  и новое в осьминоге.
 Хозяин дома  засмеялся и произнес:
Марк, ну не будь ханжой. Девушки прекрасны. Выбирай любую и насладись прямо здесь.
Аттик, ты, конечно, мой друг. Но, на мой взгляд, это безнравственно. Заниматься «этим» при всех,  возразил Цицерон.
Марк, ты так говоришь, как будто тебе не 26 лет, а все пятьдесят. И как будто ты не римский адвокат, а римский цензор1. Наслаждайся жизнью. Ведь молодость  - это такая вещь, которая проходит очень быстро.
Аттик, давай лучше выпьем, и Цицерон, подняв чашу с вином, отпил немного вина. А тем временем Луций, уже беззастенчиво усадив к себе на колени темнокожую красавицу, страстно целовал ее в губы  и ласкал ее грудь. От чего девушка сладко стонала и, засунув руку под хитон Луция, в свою очередь страстно ласкала его…
Квинт и Помпиния, разгоряченные вином и отбросив всякий стыд и приличия, занялись страстным сексом. Помпиния переместилась на ложе Квинта и, усевшись на него в позе наездницы, начала ритмично двигаться, похожая на амазонку, скачущую на диком необузданном жеребце. Под их длинными хитонами почти ничего не было видно, но все присутствующие отчетливо понимали что происходит. Квинт со всей силы страстно обхватил за ягодицы Помпинию, призывая ту двигаться еще более дико и страстно. Ее и не нужно было об этом просить. Волосы ее разметались по плечам, вырвавшись из «греческого узла», грудь нещадно вздымалась от ее бешеных движений. Чувствовалось, что они близки к финишу. Еще мгновенье.… И… И… Флейтисты, как будто подыгрывая влюбленным, заиграли в более быстром темпе. И.… Наконец, раздались стоны блаженства  и эйфории Квинта и Помпинии, но они были не единственными в этом саду. Луций. Этот скромный молодой двоюродный брат Цицерона. Этот мальчик. Нещадно и жестко обладал танцовщицей прямо на земле, куда они упали в порыве страсти. Это невероятно,  но эти две пары финишировали одновременно под аплодисменты Аттика. Цицерон же демонстративно  отвернул свое ложе от всей этой оргии, проклиная свое согласие на эту вечеринку.
Марк, повернись к нам,  попросил того Квинт, спустя минуту.
Марк, ну не будь ханжой, –  добавил Квинт, взяв в руки чашу с вином и целуя с благодарностью свою жену. Ты же мой брат и я занимался любовью с моей женой.
Квинт, но это же в моем присутствии!!! Как ты так мог!! Какой пример ты подаешь Луцию? Посмотри на него! Он – это  наш скромный мальчик - тоже последовал твоему примеру, гневно произнес Цицерон. Тем временем Луций, поблагодарив девушку и дав ей монету, смущенно молчал, устало лежа на ложе.
Аттик, ты же знаешь, как я не люблю подобные оргии. Зачем ты дал им всем так быстро охмелеть? Зачем было столько тостов, которые этому способствовали? Зачем пригласил этих развратных танцовщиц?
Марк, я и не думал, что Рецина и танцы греческих красавиц так взбудоражат твоих спутников. Прости меня за это,  и Аттик протянул руки Цицерону для объятий.
А что Цицерон. Он никогда долго не умел обижаться. Да и считал это вредным для души и тела. Тем более это был его лучший друг. Он лишь  уже притворно гневно покачал головой и откинулся на свое ложе, любуясь огромными звездными созвездиями. Казалось, протянув руку, можно было легко дотронуться до ближайшей звезды.
Ладно, настало время для сюрприза,  и Аттик, подозвав слугу, что-то тому шепнул на ухо. Тот, молча, поклонился  и куда-то удалился.
Спустя несколько секунд появилась девушка. Нет, богиня! Настоящая  иссиня-черная гречанка гибкой походкой вошла в сад. На ней был только хитон белого цвета, собранный в мягкие складки и зашпиленный на плечах пятью серебряными булавками. Хитон не мог скрыть прелестей ее грациозной и миниатюрной фигуры. На ногах были маленькие сандалии с узкими посеребренными ремешками. Черные как смола волосы были собраны в «греческий узел», на лице ни тени макияжа. Красивый лоб, греческий прямой нос, тонкие, изящно-очерченные  губы все говорило, что перед вами настоящая гречанка: свободолюбивая и независимая, нежная и ранимая, страстная и чувственная. Аттик встал  с ложа и, подойдя к девушке, которой на вид было не больше 18 лет, подав той руку, представил:
Леэна – гетера.Цицерон  с любопытством посмотрел на девушку. В ее глазах ему показалось, он увидел недюжинный ум и глубину, что всегда в первую очередь его восхищало в женщинах. Аттик представил всех присутствующих и, поставив ложе  для Леэны около Цицерона, спросил того:
Ты не против, мой друг? –  Цицерон согласно кивнул.
Мне, возможно, давно нужно было пригласить Леэну, но она была несколько занята и поэтому немного опоздала на наш ужин,  добавил Аттик.
-Леэна, расскажите о себе. И что означает гетера? попросила ту с любопытством  Помпиния. Тем временем гостям сменили блюда. Принесли кусочки специального теста, чтобы гости могли вытереть руки, затем чаши с водой для омовения рук и поставили каждому на стол всевозможные фрукты: персики, айву, виноград, финики, яблоки. А также принесли оливки, вымоченные в каком-то греческом соусе предварительно очищенные от косточек.
Вы все из Рима? улыбаясь, спросила гетера. Весь ее облик излучал какое-то неведомое  тепло и спокойствие.
Да, –  ответили все присутствующие хором.
Понятно.  Вот почему вам малоизвестно о гетерах.  Наш великий земляк ритор и философ Демосфен в свое время сказал: «Любой уважающий себя грек имеет трех женщин: жену – для продолжения  рода, рабыню – для чувственных утех, гетеру для душевного комфорта», произнесла  бархатным  голосом девушка.
Ты знакома с трудами Демосфена? удивленно и заинтересованно спросил Цицерон, наклонившись  к ней.
Тебя это удивляет, Марк? В этом нет ничего удивительного. Ведь я окончила школу гетер храма Афродиты Коринфской. В этой школе помимо обучения искусству танца, пения, риторике, умению обращаться с мужчинами, много времени уделялось философии и истории. Родом я из Фракии. Мать моя была рабыней, потом перед смертью ее сделали вольноотпущенницей. Но мы были бедны, и мать решила, что для меня лучшей судьбой будет поступить в школу гетер,  объяснила та.
Леэна, а разве гетеры не проститутки? Прости, если я тебя обидел этим вопросом, –  спросил  вдруг Луций.
Мальчик, это обычное римское заблуждение, спокойно ответила та. Да, наше предназначение услаждать мужчин в беседах, танцах, пении. Поддерживать с ними беседы. Возможно, быть для них чем-то вроде отдушины от мирских забот. Мы можем, конечно, и быть близки с понравившимся  мужчиной, продолжила девушка. Но выбор за нами, и если мужчина нам неприятен, то, ни за какие деньги, настоящая гетера не разделит с ним ложе.
Ты именно такая? спросил со  все нарастающим интересом Цицерон.
Да, я именно такая. К тому же я в большей степени обучена философии и истории.
Аттик, ты знал, чем меня удивить. Это и есть твой сюрприз? спросил довольный интересным знакомством Цицерон.
Да, я знал, что она тебе  понравится, улыбнулся в ответ Аттик.
Ну, что, давайте выпьем за гетеру Леэну! и  Аттик поднял чашу с Рециной. Все выпили. А Цицерон, едва пригубив вина, поставил чашу и приказал рабам убрать со своего стола кувшин с вином.
Брат, а что, ты больше не будешь пить? спросил того Квинт. На что  Цицерон ответил:
Когда-то давно Афинский государственный деятель Эубулус в 375 г. до н.э. так сказал о мере в употреблении вина: "Я должен смешать три чашки: одну во здравие, вторую за любовь и удовольствие, третью - для хорошего сна. Выпив три чашки, мудрые гости отправляются по домам. Четвертая чашка уже не наша, она принадлежит насилию; пятая - шуму; шестая - пьяному разгулу; седьмая - подбитым глазам; восьмая - блюстителям порядка; девятая - страданиям и десятая - сумасшествию и крушению мебели."после его слов ему зааплодировала Леэна, произнеся с восхищением:
Этого высказывания я еще не слышала. Тем более из уст римлянина. Ты меня удивил своими познаниями в греческой истории, Марк,  произнесла красавица гетера, нежно и обволакивающе смотря на юношу.  Цицерон покраснел от удовольствия. Он всегда любил признание. А тут еще из уст прекрасной гречанки. Это было приятно вдвойне.
Благодарю тебя, Леэна,  и Цицерон отвесил гречанке легкий поклон.
Леэна, Цицерон был лучшим учеником в Римской школе Ритора и знаком с творчеством и трудами многих выдающихся греческих ученых и философов, проговорил  Аттик.
Так приятно познакомиться с умным и эрудированным человеком. А то, к сожалению, вокруг многие мужчины  желают  только плотских утех,  произнесла девушка и вновь пристально  посмотрела в глаза Цицерона. Отчего тот смутился и отвел, покраснев, глаза, в очередной раз  поблагодарив за комплимент.
А с какой целью вы приехали в Грецию? –  Адресовала уже этот вопрос Леэна всем присутствующим.
Мы приехали послушать лекции вашего знаменитого Антиоха2, поучиться риторике у Аполония Молона3, посмотреть достопримечательности, ответил за всех Цицерон.
Замечательно, когда встречаешь молодых людей, которые так любят учиться и узнавать новое.
Ну, что мы все о делах да, о делах. Давайте поиграем в «Слепого», предложил Аттик.
Давайте, давайте,- с радостью согласилась Помпиния, все остальные подозрительно замолчали, боясь какого-то подвоха.
Друзья, это будет очень увлекательно. Обещаю. Рассказываю суть игры. Мы с вами все кроме одного садимся в один ряд на стулья. А один из нас должен найти по каким-то частям тела, чуть прикасаясь, обозначенного нами участника. Тот, кто ищет - «слепой» и ему завязываются глаза. Кто будет слепым? спросил гостей Аттик.
А давайте сделаем «слепым» Цицерона, вдруг улыбаясь и  посмотрев на  Марка,  произнесла Леэна. Тот попытался отнекиваться, но все начали скандировать:
Ци-це-ро-н! Ци-це-ро-н!
Ну, хорошо, хорошо, сдался Цицерон. Завязывайте глаза. Тем временем рабы принесли семь стульев формой напоминающие рога буйволов, и поставили около грядки с розами. Цицерону завязали глаза и все расселись на приготовленные стулья.
Стойте! Крикнул Аттик. А кого будет выбирать Марк, и по какой части тела?
А давайте меня, нежным голосом произнесла Леэна. И пусть он выбирает по щиколотке.
Но, там же очень щекотно,  засмеялась Помпиния.
Зато, так ему будет сложнее определить,  согласился Аттик.
Аттик, Луций, Помпиния, Леэна, чтобы запутать Цицерона вновь поменялись местами и замолчали, предварительно посадив на стулья еще двух танцовщиц. Слуга подвел Цицерона к первому  стулу и оставил выбирать. Цицерон первый раз играл в подобную игру и никогда не думал, что тактильные ощущения могут вызывать такое сильное волнение. Руки у него немного дрожали, на лице проступил легкий румянец. Первой на стуле сидела танцовщица, которая еще недавно с такой страстью отдавалась Луцию. Цицерон, потрогав щиколотку и определив, что на ощупь она женская, но не уверенный на 100%, что она принадлежит Леэне, решил  продолжить поиски. Дальше сидел Квинт. Потрогав его щиколотку, и поднявшись, чуть выше он почувствовал  бугры мышц и волосяной покров. После чего скорчил гримасу и произнес:
Это грубая нога мужчины,  все молчали, боясь смехом выдать себя. Только Квинт не смог  сдержаться и расхохотался. После чего с позором был удален из ряда участников. Таким образом, постепенно отметая ноги  Аттика и Луция, Цицерон дошел до Помпинии, следом за которой сидела Леэна. Помпиния, как мы уже говорили выше, была чуть-чуть полновата, это и позволило Цицерону не ошибиться и понять, что это не изящная ножка гетеры. Последней сидела Леэна. Едва прикоснувшись к щиколотке этой миниатюрной девушки, Цицерон почувствовал необычайное волнение. Было такое ощущение, что по кончикам его пальцев побежала божественная энергия Эроса, покоряя    все укромные уголки и части тела Цицерона.  Это был первый знак. Затем он попытался поднять руку чуть выше, чтобы удостовериться в правильном выборе и на удивление почувствовал, как бедро девушки сладко вздрогнуло от его прикосновения. Цицерон  усилием воли попытался отключить эмоции и волнение и включить логику. «Вряд ли, Помпиния жена брата, так волнительно отреагировала бы на  мое прикосновение»,  подумал Цицерон. И тогда, доверившись  логике, он решил рискнуть. Цицерон  нежно поцеловал  щиколотку незнакомки и  произнес:
Это ножка принадлежит знаменитой греческой красавице Леэне, и после этих слов снял повязку. Да, это действительно оказалось так. Все зааплодировали, а Леэна в восторге хлопнув в ладоши, неожиданно обняла Цицерона и страстно поцеловала в губы. У Цицерона от неожиданности  захватило дух. Он покраснел и отпрянул.
Леэна, я не готов и не хочу быть похожим на всех мужчин. Ты прекрасна и удивительна. Но и я хочу остаться в твоей памяти особенным. Давай останемся просто друзьями.
Марк, ты в очередной раз меня удивил. Мужчины всех Афин назначают мне свидания, нанося свои послания  на доску керамик в центре агоры. Предлагают таланты серебра. А ты так просто отказываешься?  удивляясь, произнесла юная гетера.
Леэна, я такой. Может, конечно, я странный. Но я такой, какой я есть. К тому же в Риме есть одна девушка, которая меня сильно любит.
А ты ее?
Я… Я…  Не знаю… Она была первой моей женщиной, и я благодарен ей за то, что она открыла мне божественный мир Эроса,  произнес смущенно Цицерон.
Марк, серьезно,   сказала девушка. Я восхищаюсь тобой и твоей верностью. Я буду горда дружбой с тобой,  и Леэна с восхищением поклонилась.
Друзья, вам не кажется, что ваш диалог и обмен любезностями затянулся,  спросил тех  Аттик. Давайте продолжим наш вечер и  поиграем в «Коттаб». Эта игра уже была знакома большинству присутствующих, так как зародилась она в Сицилии. Единственно о ней ничего не знала Леэна. Ей то и принялся объяснять суть этой забавы Аттик.
Мы оставляем в своих чашках немного вина, которое теперь по моему волшебному мановению,- и Аттик театрально поднял руку, как бы призывая богов на помощь,- вино превращается…, превращается… в метательный снаряд! все засмеялись.
Не поняла. Во что превращается? переспросила Леэна.
В метательный снаряд,  на полном серьезе сказал Аттик. Задача:  с определенного расстояния попасть остатками вина в--о--н в ту горку из оливок, по форме  и строению напоминающему египетскую пирамиду (предусмотрительно уже установленной слугами Аттика),  и Аттик указал на стол посредине зала.
У всех одна попытка,  продолжил хозяин. Горка должна рассыпаться, а  победитель  в награду получает дорогую антикварную чашу времен Аристотеля. Аттик продемонстрировал чашу, переданную ему рабом в руки. Чаша была искусно выполнена, на стенках ее была изображена гомеровская Илиада4.
Все  с радостью  и предвкушением интересного состязания встали со своих лож и заняли место на определенной дистанции, примерно в двадцати ступнях (29,62см) от оливок.
Первой «стрельнула» Помпиния, но ее «снаряд» даже не долетел до стола. Потом также промазали и Луций, Квинт и Леэна. Остались только Аттик и Цицерон.
Ну, что, Марк. Опять мы с тобой сошлись в поединке, как когда-то давно в школе ритора, улыбаясь, проговорил Аттик.
Да и не говори. Искренне желаю тебе попасть,  добавил Цицерон.
Что всегда меня в тебе восхищало, мой друг, так это твое бескорыстие и великодушие, и друзья обнялись с пожеланием друг другу победы.
Аттик тщательно примерился, размахнулся и «выстрелил» из чашки. Жидкость летела очень медленно, как будто сама хотела продлить интригу. Вот она преодолела половину расстояния до стола, вот коснулась стола и… тут ее силы иссякли и она просто «облизала» спелые черные сочные оливки.
Остался Цицерон. Он загадал, что если попадет, то максимум через два года вернется в Рим и продолжит свое восхождение к вершинам успеха. Настал час «Х».
Широкий размах и божественная жидкость, как всем показалось, полетела довольно сильно из чаши. Но, видимо, это и послужило успехом. Она словно разъяренный вепрь ворвалась в стройные ряды оливок и стерла их просто с лица земли, простите с «лица стола». Все захлопали и зааплодировали. А Леэна и Помпиния закричали:
Молодец, Марк!
Брат, как так? Я регулярно хожу и  упражняюсь в гимнастическом зале, люблю физкультуру и все что связано с боевым искусством, а попасть не смог? удивленно  и не понимая, спросил Квинт.
Дело в том, что главное- внутренняя мотивация. А я загадал, что если попаду, то сбудется одно мое сокровенное желание   в ближайшем  будущем. А я очень, ну очень этого хочу.  И, возможно, другой причиной моего везения послужило то, что находясь в армии всего год, я больше всего внимания уделял метанию дротика в цель,  попробовал объяснить свой меткий выстрел Марк.
Держи, друг, ты ее честно выиграл,  и Аттик протянул уникальную чашу Цицерону.  Последний молча принял ее  и, тут же развернувшись в поклоне, протянул ее Леэне. Та удивленно вскрикнула и произнесла:
Марк, ты самый щедрый и великодушный из людей, каких я знала за всю свою жизнь. Благодарю тебя,  –  и девушка, взяв чашу из рук Цицерона, с благодарностью его обняла.
Вечер. Этот удивительный вечер, насыщенный событиями и  играми,  близился к концу. Звезды, словно   перламутровые жемчужины, уже давно царствовали на небосводе, объединившись в  причудливые созвездия. Гости устали и засобирались домой.
Прощаясь с Цицероном, Леэна произнесла:
Я уверена, Марк, тебя ждет великое будущее. Я буду счастлива показать тебе все достопримечательности  Греции и Афин. Обещай, что мы еще увидимся, попросила того гетера.
Обещаю,  и Цицерон поднял руку, как обычно клянутся консулы в верности Риму. Затем они обнялись, и гетера покинула дом Аттика.
Прощаясь,  Аттик  сообщил:
Пока обустраивайтесь, а через две недели идем слушать вводную лекцию Антиоха перед началом нового учебного года. Его гимнасия находится недалеко от вашего дома. Через две недели утром я за вами заеду, и начнем посещать его лекции. Помпиния, сестра моя. Мой дом – твой дом. Может Вам с Квинтом перебраться ко мне в дом? Тебе хоть не будет скучно, пока мы все ходим на лекции Антиоха.
Нет, спасибо. Завтра мы с Леэной поедем гулять по Афинам. У нас есть свой план действий.
Хорошо, поступай, как считаешь нужным, произнес Аттик.
Ну, что Марк, не пожалел, что так провел время? помогая тому усесться в колесницу, спросил друга Аттик.
Спасибо за интересное знакомство с Леэной и интересный вечер. Мне почти все понравилось,  улыбаясь, добавил Цицерон. Ну и, конечно, вино Рецина просто великолепно. До встречи, друг, и друзья на прощанье обнялись. А Аттик долго смотрел вниз на петляющую дорогу, по которой неслась колесница его лучшего друга.
 
Нужно ли отдыхать и наслаждаться жизнью? Конечно, Да! Да! Да! Ведь это является самой приятной ее стороной. Молодость, увы, быстротечна и пролетает  со скоростью молниеносной стрелы, пущенной опытным римским лучником. Огромная пропасть разделяет наши ощущения и  чувства  в двадцать лет от вина, яств, женщин,  от тех же самых впечатлений но спустя годы в 40 лет. Только не надо забывать о чем в свое время сказал Цицерон: «Все должно быть в меру…».

 Информация о книге
 
Черно-белые иллюстрации
Количество страниц I том - 472.
Количество страниц II том - 
Печать офсетная
Бумага белая
Стоимость I  тома книги до 31.12.2016 составит 620 рублей.
В стоимость входит ЛИЧНЫЙ АВТОГРАФ АВТОРА.

Доставка по Екатеринбургу БЕСПЛАТНАЯ

 Каждому приславшему отзыв о книге в ниже приведенной форме заявки - секретный, ценный и полезный подарок!
 

Отзывы читателей.
 

Уважаемый Василий Владимирович!
Позвольте выразить Вам восхищение от прочитанной книги "ЦИЦЕРОН - Мастер публичных выступлений. Или роман об истинном римлянине." ( 1 том).

Книгу прочитал на одном дыхании! Великолепная сюжетная линия. Удивляет гармоничное сочетание реальных событий античных времён и технология тренингов публичных выступлений!!! Не предполагал, что прочитав художественную книгу,  будет впечатление, что посетил курс тренинга "Мастер публичных выступлений "!

Очень тонко подмечены духовные искания, становление характера и воспитание личности главного героя. Прослеживается глубокий анализ политической атмосферы античного Рима. Ярко выражен дух того времени со всеми его достижениями и "крайностями". Трогательно читать о его отношении к рано ушедшей маме и в связи с этим появление мотивации о прославлении рода. Не характерное отношение к окружающим, не смотря на высокое положение в обществе, вызывает глубокое уважение. С нетерпением жду выхода в свет второго тома романа.
Желаю удачи в творчестве!!!

С уважением Николай Бучин
Президент РОО «Ассоциации Айкидо Айкикай Свердловской области

Интерес  к автору Василию Князеву у меня возник после прочтения книги «Пальма или камчатские рассказы». Я с нетерпением ждала выхода его новой книги «Цицерон – мастер публичных выступлений. Или роман об истинном римлянине». Мне было интересно, как автор опишет столь далекие времена и такую значительную личность. И прочитанная книга оправдала мои ожидания. Становление личности Цицерона описано очень познавательно,  многогранно и интересно.
        Особенно мне нравятся выводы, которые автор приводит после каждой главы. Тем самым подводится итог всему содержанию и делается акцент на главной мысли.
        Вызывает большое уважение серьезная работа по изучению трудов Цицерона и всех исторических фактов, описанных в книге. Роман очень познавательный, полезный и нужный.
        Я  подарила книгу «Цицерон – мастер публичных выступлений. Или роман об истинном римлянине» своему внуку с надеждой, что она окажет благотворное влияние на становление его личности, и поможет ему быть целеустремленным и успешным.
 
Светлана Малышева.
 

Отзыв о книге Князева В.В. «Цицерон. Мастер публичных выступлений» (том I).
 
Книга – настоящая энциклопедия фактов и фрагментов истории Древнего Рима, Греции!
Во время чтения полностью погружалась в атмосферу того времени.
Конечно, все внимание меня, как читателя, приковывала к себе история становления Цицерона: с момента его рождения до момента достижения вершины ораторской и политической карьеры.
Путь Цицерона заставил задуматься о личном и профессиональном развитии, о том, что преграды и барьеры мы возводим себе сами, все зависит в первую очередь от веры в себя, в свои силы и успех!
Очень понравились главы, где описывались ораторские поединки Цицерона, его защитные речи и выступления перед самой «разношёрстной» публикой (от толпы зевак на улицах до политической элиты), и то, какое влияние имели его выступления на людей. Полезны оказались изложенные приемы подготовки выступления, составления плана, запоминания последовательности и, главное, постановка целей выступления.
 
С нетерпением жду II тома, т.к. автор создал интригу – что же будет дальше?
 
Благодарю за доставленное удовольствие от чтения.
С уважением, Мухорина Мария.
 

Недавно я закончила читать Iтом книги Василия Князева «Цицерон – мастер публичных выступлений. Или роман об истинном римлянине». До сих пор нахожусь под сильным и ярким впечатлением. Это интереснейший исторический роман о жизни известного римского оратора Марка Тулия Цицерона. В книге описано его детство, юность, взросление, формирование и становление его личности, стойкого и целеустремленного характера. Как из молодого дарования Цицерон, благодаря своей настойчивости и тяге к развитию, превратился в искусного и красноречивого оратора и политического деятеля. Невольно задумываешься, какие события, жизненные условия и обстоятельства влияют на воспитание с детства такой сильной личности? Как мы можем помочь растущему поколению стать такими же целеустремленными и успешными людьми?
Читая книгу, понимаешь, что Василий Князев проделал огромную работу по изучению исторических фактов и трудов самого Цицерона. С другой стороны, автор привнес свой собственный взгляд, свою энергетику, особенную, присущую только ему, манеру подачи материала. События описаны интересно, динамично, познавательно.  Итогом каждой главы является резюме, которое акцентирует внимание на основном выводе в ее содержании. Это важные жизненные принципы, общечеловеческие ценности и жизненная мудрость, которой автор делится с нами. На протяжении всего прочтения, он ведет постоянный диалог с читателем, заставляет задуматься о происходящих с героем событиях, примерить ситуацию на себя. В этот момент ты чувствуешь себя не сторонним наблюдателем, а участником событий.
Особенного внимания заслуживают описанные автором инструменты для публичных выступлений, используя которые мы сможем сделать свою речь интересной, захватывающей, привлекающей внимание слушателей. Как говорить так, чтобы те, кто вас слушает, захотели сделать то, что вы просите. Как воодушевить и наполнить энергией людей, как донести до них важную и нужную информацию и сподвигнуть к активным действиям?! Ответы на все эти вопросы я нашла в книге Василия Князева о знаменитом римском ораторе и политическом деятеле Цицероне. Спасибо автору за интересную, познавательную и полезную книгу!
Ирина Малышева.

Не так давно я закончила читать книгу "Цицерон" и до сих пор нахожусь под впечатлением. Впечатлило то, что эта книга практически для каждого читателя! С одной стороны, это увлекательный исторический роман, полный подробностей и деталей о жизни римлян эпохи античности.
С другой стороны, это достоверная история о том, как обычный, но очень честолюбивый мальчик - римлянин еще в далеком детстве поставил перед собой цель, и всю жизнь упорно работал над собой, чтобы ее достичь.
А с третьей стороны, в этой книге очень просто и доступно, совсем не нарушая художественный стиль, представлены инструменты для публичного выступления, и эти инструменты актуальны и в настоящее время. Это и исторический экскурс в ту далекую эпоху, и своеобразное наставление для тех, кто занимается личностным ростом.
А тем, кому приходится выступать с докладами на совещаниях, конференциях, с обращением к любой аудитории, она станет надежным помощником и советчиком. Конечно, здесь присутствует и определенная романтика, которая наверняка понравится юным сердцем и душой.
Но больше всего меня поразило то, какую огромную работу проделал автор, сколько переведенных трудов самого Цицерона и его современников ему пришлось прочитать, (так и хочется сказать - "перелопатить"), чтобы получился по настоящему качественный исторический роман.
А еще мне очень импонирует манера изложения - это не монолог, это своеобразный диалог с читателем. Все это делает чтение не просто познавательным и полезным, а еще очень интересным, трогательным и душевным.
С нетерпением буду ждать выхода второго тома "Цицерона".

С уважением, Юлия Фунтикова
 

  •    

© 2009-2013, ООО «Консалтинговая Компания КнязЪ»

Екатеринбург, Крестинского 44, оф.507

Звоните! - (343) 36-110-46

Пишите! - info@v-knyaz.com